27.07.2017
Архив

05.12.10Совместное заявление кандидатов на должность Президента Республики Саха (Якутия) В.В. Колмогорова и Ф.С. Тумусова (16 ноября 2001 г)

 

Совместное заявление

кандидатов на должность Президента Республики Саха (Якутия)

В.В. Колмогорова и Ф.С. Тумусова

 

Чем ближе день выборов Президента Респуб­лики Саха (Якутия), тем сильнее накал полити­ческой борьбы. К сожалению, эта борьба, нес­мотря на все призывы ее участников, предста­вителей Центризбиркома, авторитетных обще­ственных деятелей, многих уважаемых в рес­публике людей, начинает приобретать уродли­вые формы.

В республике распространяется листовка, со­держащая бездоказательные обвинения и пря­мые оскорбления в адрес кандидата В.В. Колмо­горова. В выходных данных листовки утвержда­ется, что она изготовлена за счет средств изби­рательного фонда кандидата Ф.С. Тумусова, что является грубой и циничной ложью.

Цель истинных авторов этой анонимки оче­видна: столкнуть кандидатов, спровоцировать нас  на  взаимные обвинения  и  юридические санкции и в конечном итоге превратить избира­тельную кампанию в «войну компроматов», ли­шить избирателей республики законного права сделать свой выбор разумно и осознанно.

Мы обращаемся ко всем кандидатам, ко всем участникам избирательного процесса. Призыва­ем вас вести борьбу только честными и закон­ными методами, не поддаваться на провокации, уважать избирателей и своих соперников.

Мы уверены, что соответствующие органы примут оперативные и жесткие меры не только по данному возмутительному факту, но и по каждому нарушению выборного законодатель­ства.

В. Колмогоров, Ф. Тумусов.

(«Якутия», 16 ноября 2001 г.)

 


05.12.10Федот Тумусов:«Якутяне достойны лучшей жизни, республика – лучшей власти!»16 ноября 2001 г

 

Федот Тумусов:

«Якутяне достойны лучшей жизни, республика – лучшей власти!»

 

Кандидат на должность президента респуб­лики Федот Тумусов известен жителям Яку­тии не только как экономист и хозяйственник, но и как авторитетный политический деятель: лидер движения «Новая Якутия» и обществен­ной организации «Семья», депутат Палаты республики Ил Тумэн. А с осени прошлого года – сопредседатель Парламентской груп­пы Госсобрания по формированию механиз­ма реализации ежегодного Послания Прези­дента РФ Федеральному Собранию.

 

- Федот Семенович, созда­ние парламентской группы – это дань моде на «укрепление верти­кали власти»?

- Никоим образом. Укрепление вертикали власти, а если точнее, ук­репление российской государственности – процесс объективный. Под­черкиваю, объективный! И задача любой власти, включая законода­тельную и исполнительную, на фе­деральном уровне и на уровне каж­дого субъекта Федерации – в изменившихся условиях обеспечить соблюдение интересов граждан. Вот почему мы с коллегами-депу­татами решили создать такую пар­ламентскую группу.

- Насколько мне известно, в свое время вы были депутатом, членом Президиума Верховного Совета, председателем постоян­ной комиссии, принимали самое непосредственное участие в раз­работке и принятии Конституции Республики Саха (Якутия). А се­годня вместе с другими депута­тами Ил Тумэн вынуждены вносить в наш Основной закон серь­езные коррективы. Не испытыва­ете по этому поводу определен­ных сожалений?

- На первом этапе, наверное, имел место своего рода психоло­гический дискомфорт. Но не более того. На вещи нужно смотреть ре­ально: стратегически линия на ук­репление Российской Федерации выбрана верно.

Меня, честно говоря, больше беспокоит другое. Кое-кто пытает­ся всеми правдами и неправдами искусственно нагнетать ситуацию, крича о «наступлении диктатуры», о «конце свободы и демократии», о том, что республику «лишают все­го». Но на самом деле эти люди ис­пугались не «диктатуры», а неизбеж­ных радикальных перемен – в по­литике, экономике, в федеративных, межбюджетных отношениях.

- Почему испугались?

- Потому что уходит в прошлое целая эпоха, которую можно назвать эпохой «распределительных мето­дов управления», когда руководство Якутии в основном занималось тем, что, сумев договориться с Центром, перераспределяло в пользу республики доходы от добычи полезных ископаемых, а потом распределяло их по статьям бюджета или помимо бюджета. Причем явно обходя вни­манием реальный сектор экономи­ки.

Сегодня продолжать жить по таким принципам, увы, не получит­ся.

- То есть у якутян нет пово­дов для оптимизма?

- К сожалению, сегодняшнее экономическое состояние респуб­лики можно охарактеризовать как кризисное. Реально зарабатывает только компания АЛРОСА, которая получает прибыль, вы только вдумайтесь в эту цифру, в 16 раз превышающую прибыль всех ос­тальных предприятий Якутии! Так что нам никак не обойтись без решительных действий по возрожде­нию ранее действовавших и раз­вертыванию новых, прежде всего экспортно-ориентированных, произ­водств.

Но если говорить о перспекти­ве в принципиальном значении это­го слова, то для оптимизма у нас есть самые реальные основания.

Во-первых, значение ресурсно­го потенциала республики, причем в контексте реализации общерос­сийской стратегии, будет только возрастать. А если говорить о российском Севере в целом, то его ком­плексное развитие уже в недалеком будущем может стать для обновлен­ной России общенациональной иде­ей.

Во-вторых, геополитическое положение Якутии, которую иногда образно называют «Сибирью Сиби­ри», чрезвычайно выгодно. Оно дол­жно обеспечить нашей республике твердые позиции в российской и мировой экономике.

Но главную ставку необходимо сделать все-таки на человеческий капитал. Именно этот ресурс, а не алмазы, золото или нефть, в пер­вую очередь определит успешное социально-экономическое развитие республики на современном этапе. Следовательно, надо умело исполь­зовать этот ресурс, вкладывать в него средства.

- Вы уверенно говорите об использовании человеческого капитала. Но ведь этот «капитал» у нас в республике, откровенно говоря, «близок к банкротству»...

- Ваши сомнения обоснованны. Поэтому в своей программе, с ко­торой избиратели смогут ознако­миться уже в ближайшее время, я особое внимание уделил борьбе с бедностью, тому, как обеспечить людям достаток, реальный рост до­ходов, достойную и благополучную жизнь, возможность получить каче­ственное образование, сохранить здоровье. Сможем обеспечить до­статок каждому якутянину – сможем навести в республике порядок, ре­шить ключевые проблемы социаль­но-экономического развития Яку­тии.

Расстановка приоритетов дол­жна быть только такой.

- Насколько ваш подход, раз уж вы апеллируете к федераль­ной стратегии, соответствует тому, что сегодня делают прези­дент и правительство Россий­ской Федерации?

- В своем Послании президент Владимир Владимирович Путин еще в начале года сказал следующее: «Россия – это прежде всего люди, которые считают ее своим домом. Их благополучие и достойная жизнь – главная задача власти. Любой!»

С другой стороны, власть силь­на, может эффективно способство­вать улучшению жизни людей, если она реально, каждодневно опирает­ся на народ, на сплоченное общество, которое эту власть контролирует. Об этом тоже неоднократно говорил гла­ва российского государства.

Но дело ведь, в конечном ито­ге, не в «реверансах» в сторону фе­деральной власти. Дело в сути про­исходящего! Чтобы осуществлять общую для всей страны стратегию, нужны скоординированные действия Центра и российских регионов. Время, когда руководители субъектов РФ пытались что-то делать вне контекста происходящего в стране, окончательно и бесповоротно ушло в прошлое.

- Возвращаясь непосред­ственно к вашей депутатской де­ятельности, не могу не спросить вас вот о чем. Опираться на на­род власть может только при по­средстве «приводных ремней» местного самоуправления. А вы в свое время выступили в парла­менте против внедрения этого института на уровне улусов и го­родов республики. Почему?

- Потому что исполнительная власть предлагала нам вариант вне­дрения местного самоуправления, который ничего общего не имел с истинным народовластием. Это был вариант, в случае одобрения кото­рого все финансовые потоки пошли бы не через руководителей органов местного самоуправления на уров­не улусов и городов, а через назна­чаемых представителей президен­та. Кому нужно такое «самоуправ­ление»?

Я – последовательный сторон­ник реального местного самоуправ­ления, а не пародии на него.

- В «активе» депутата Тумусова – достаточно громко про­звучавшее и активно комменти­ровавшееся республиканскими СМИ предложение относитель­но того, чтобы Михаил Николаев после окончания срока пол­номочий стал членом Совета Федерации от нашей республи­ки. В чем причина такой озабо­ченности судьбой уходящего президента?

- В том, что, по моему глубо­кому убеждению, огромный потен­циал первого президента Якутии Михаила Ефимовича Николаева, его авторитет обязательно должны быть востребованы и в новых условиях – на благо республики.

- Много вопросов вызвал альянс «Тумусов – Подголов». Это союз двух депутатов – Палаты республики и Палаты представи­телей, заключенный, так сказать, по признаку принадлежности к одному «цеху»?

- Это союз двух прагматиков. Двух ответственных людей, объеди­ненных общей целью, опирающихся на сплоченную команду единомышленников.

Почему я предложил баллоти­роваться вместе со мной именно Подголову? Потому что Александр Григорьевич – глубоко порядочный человек, один из наиболее энергич­ных, деятельных, знающих и про­фессиональных депутатов, автор не­скольких важных законопроектов, которые уже приняты и реализуют­ся (по профилю комитета по де­лам семьи, детства и молодежи, который возглавляет Подголов – ред.). Потому что у очень многих якутян он пользуется заслуженным уважением. Люди ему доверяют, прислушиваются к нему.

Наконец, в своей работе он очень много внимания уделял и уделяет проблемам наших молодых сограждан. А ведь нынешняя моло­дежь – это как раз те кадры, кото­рые завтра встанут «у руля», будут решать все.

- Александр Григорьевич – действительно очень энергичный и работоспособный человек. Ему не будет тесно в рамках должно­сти вице-президента, ведь в ны­нешней структуре власти она но­сит скорее декоративный харак­тер?

- Вы затронули чрезвычайно важный, принципиальный вопрос. У нас в республике слишком многое замыкается на одном человеке – президенте. Принижена роль не только вице-президента, но и пра­вительства, Государственного Со­брания. А ведь Якутия – в соответ­ствии с Конституцией – не прези­дентская, а парламентско-президентская республика.

Необходимость изменений в структуре власти назрела. Тогда и вице-президенту в обновленной структуре власти найдутся и подо­бающее место, и достаточно полномочий и ответственности, чтобы делать реальное дело.

- Вы верите в победу?

- Верю. Я верю в республику и своих сограждан. Верю в наше общее будущее. Вместе мы спра­вимся с любыми, самыми сложными, задачами. Настала пора понять, что мы, якутяне, должны надеяться прежде всего на себя, на свои зна­ния, на свой жизненный опыт, на свои трудовые руки, на свою любовь к Родине.

Убежден: якутяне достойны лучшей жизни, а республика – луч­шей власти!

Иван Петров.

(«Ил Тумэн», 16 ноября 2001 г.)

 


04.12.10ОБРАЩЕНИЕ кандидата на должность Президента Республики Саха (Якутия) Федота Тумусова к жителям республики («Полярный круг», 9 ноября 2001 г.)

 

ОБРАЩЕНИЕ

кандидата на должность Президента Республики Саха (Якутия) Федота Тумусова

к жителям республики

Уважаемые сограждане!

В связи с предстоящими президентскими выборами в Якутии складывает­ся крайне напряженная обстановка. Наше общество оказалось на пороге глубо­кого раскола. Особенно страшно, что в опасные политические игры пытаются втянуть молодежь –  надежду и будущее республики.

История многих горячих точек на карте бывшего СССР начиналась именно с «безобидных» митингов и громких взаимных обвинений. И там, где вчера вык­рикивали «мирные» призывы поддержать или свергнуть кого-то, сегодня звучат автоматные очереди.

Некоторые дешевые политиканы внутри республики и за ее пределами на­стойчиво пытаются подменить принципиальный разговор о будущем республики надуманной дискуссией о так называемом «третьем сроке». Возникла реальная угроза перспективам социально-экономического развития Якутии. Еще в марте этого года я публично заявил, что судьба компании АЛРОСА, которую пыта­ются прибрать к рукам определенные олигархические круги, для республики важ­нее, чем судьба президентских выборов.

Сегодня под угрозой оказались и экономические интересы Якутии, и главное достояние республики – мир, согласие и взаимное уважение якутян.

Убежден, что в России началось новое время – время объединения усилий всех слоев общества для решения принципиально новых задач социально-эконо­мического развития страны. Об этом говорит в своих выступлениях Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин.

Именно такой взвешенной позиции должны придерживаться и мы – жите­ли республики, душой болеющие за будущее Якутии, за будущее своих детей и внуков. Для всех нас безусловное соблюдение закона должно стать жизненным принципом.

Уверен, мы сумеем сохранить мир и согласие в нашей республике, прове­сти выборы ответственно, спокойно, в полном соответствии с законодательством, в интересах всего многонационального народа Республики Саха (Якутия)!

(«Полярный круг», 9 ноября 2001 г.)


04.12.10Федот Тумусов:«Есть достаток – есть порядок» октябрь 2001 года

 

Федот Тумусов:

«Есть достаток – есть порядок»

 

Обращение первого официально зарегистрированного кандидата на должность Президента Республики Саха (Якутия) Федота Тумусова к жителям республики (см. текст на этой странице) наверняка вызовет широкий резонанс в обществе. С посылом этого документа вряд ли кто-то возьмется поспорить: ситуация нака­нуне выборов в республике складывается действительно напряжен­ная.

Но многое в обращении Федота Тумусова – в силу лаконичности документа – осталось за кадром. Чтобы восполнить этот пробел – несколько вопросов кандидату.

 

- Федот Семенович, вы на самом деле считаете, что республика – на грани раскола?

- Такая опасность вполне реальна. Но мне прежде всего хотелось бы уточнить свою позицию: раскол общества возмо­жен, но, к счастью, не не­избежен. Думаю, якутяне разберутся что к чему; поймут, кто и зачем на­гнетает напряженность, устраивает «громкие ра­зоблачения», «факельные шествия» и «акции проте­ста».

- Это вы о молодеж­ных митингах с криками и плакатами «долой» и «да здравствует»?

- Не хочу сказать ничего плохого или неува­жительного о сторонни­ках или противниках того или иного кандида­та. Тем более, о людях молодых, азартных, увлекающихся. Этот упрек относится к тем, кто ре­жиссирует подобные «ме­роприятия», оставаясь за кадром, используя моло­дежь в своих целях. Такие методы действительно очень опасны, и я об этом прямо сказал в своем об­ращении.

Не меньший вред вы­борному процессу нано­сят попытки решить ка­кие-то проблемы «в уз­ком кругу», кулуарно, путем интриг, вытаскива­ния на свет дурно пахнущих «чемоданов с комп­роматом».

В демократическом обществе такого быть не должно.

- Речь идет о конфлик­те относительно возмож­ности действующего пре­зидента баллотироваться на третий срок?

- Это только часть проблемы, причем вовсе не самая значительная.

К сожалению, газеты и телеканалы только и кричат об этом: имеет ли Михаил Николаев право или не имеет права уча­ствовать в выборах? Кого именно поддержи­вает федеральный центр? Глава кремлевской адми­нистрации Волошин или его зам Сурков? И т.д., и т.п.

Я не только как кан­дидат на должность пре­зидента Якутии, но и как гражданин России уве­рен, что проблему третье­го срока нужно рассмат­ривать и решать с точки зрения закона, в юриди­ческой плоскости. Ос­тальное – от лукавого.

Ведь за всеми этими якобы принципиальны­ми спорами о третьем сроке пытаются скрыть главную интригу выбо­ров.

- ...которая связана с судьбой АЛРОСА?

- Мы должны быть ре­алистами. На ближайшие годы основой экономики Якутии останется горно­добывающая промыш­ленность. Бесспорный лидер в этой отрасли – компания АЛРОСА, дающая львиную долю поступлений в бюджет республики.

С другой стороны, мировой алмазно-бриллиантовый рынок сейчас реорганизуется, приобре­тает новые очертания, и в этой мутной воде очень многим хочется поймать свою аппетитную рыбку. Вполне конкретные оли­гархи пытаются взять под контроль алмазную компанию.

И если Якутия потеря­ет АЛРОСА, всем жите­лям республики, особен­но бюджетникам – вра­чам, учителям, работни­кам культуры и т.д., – придется туго, вне зависимости от того, кто именно станет президен­том в декабре 2001-го (или в январе 2002 года). Вот почему я сказал, что судьба АЛРОСА важ­нее судьбы президентс­ких выборов. Вот по ка­кому поводу надо бить тревогу, вот о чем сейчас все мы должны задумать­ся!

- То есть дело в эконо­мике, а не в политике?

- Сегодня под угрозой оказались не только эко­номические интересы Якутии. Под угрозой – согласие в нашем обще­стве, стабильность, граж­данский мир, взаимное уважение жителей Яку­тии, причем вне зависи­мости от политических взглядов, принадлежнос­ти к тем или иным соци­альным группам, нацио­нальности. Под угрозой – воистину главное досто­яние республики.

Но и угрозу стабиль­ности, и ее наличие или отсутствие можно трак­товать тоже как экономи­ческие категории.

- Каким образом?

- Сегодня любому мало-мальски ответ­ственному человеку ясно: чтобы преодолеть кризис и развиваться дальше, республике нужны ог­ромные средства, нужен приток отечественного и иностранного капитала. Но капитал никогда не пойдет в нестабильный регион, никто и никогда не будет «инвестировать» расколотое, раздираемое конфликтами общество. Это экономическая азбу­ка!

- А разве во время вы­боров возможна так на­зываемая консолидация? Ведь голосовать-то люди все равно будут за разных кандидатов...

- Консолидироваться надо не на период выбо­ров. Сегодня они – глав­ное событие дня, а завт­ра – факт истории. Рас­плюемся между собой, как потом будем смот­реть в глаза друг другу? Общество, по моему глу­бокому убеждению, должно объединять усилия самых разных людей для решения по-настояще­му стратегических, жизненно важных проблем.

Обратите вни­мание, что про­исходит в масш­табах всей Рос­сии. Люди объе­диняются вокруг главной задачи – создания сильно­го Российского государства, в котором каждый гражданин, каж­дая семья долж­ны чувствовать себя достойно, комфортно, уве­ренно. Чувствуется, что слова президен­та Владимира Владимировича Путина о том, что Российское государство – это прежде всего люди, не просто фраза. Потому они и находят поддержку, объединяют общество.

- Вы готовы предло­жить якутянам свою объединяющую идею, свою стратегию?

- Да. Прежде всего, я убежден: в нищем обще­стве никогда не будет по­рядка. Успешная борьба с бедностью – главная предпосылка экономи­ческого развития республики. Именно так, а не наоборот. Ведь экономи­ческое развитие Якутии в наступившем веке долж­но базироваться не столько на природных ресурсах, станках, маши­нах и даже компьютерах, сколько на человеческом капитале – на людях образованных, профессио­нально подготовленных, способных эффективно действовать в кардиналь­но изменившихся услови­ях. В нищем обществе та­кие люди, даже если они есть, востребованы не бу­дут. Они просто уедут из Якутии.

Именно поэтому я в своей программе откры­то говорю: «Только обес­печение достатка каждо­го жителя республики и его уверенность в буду­щем позволят наладить упорядоченную во всех отношениях жизнь». Не будет достатка – не будет порядка. Будет достаток – будет порядок. Вот та­кая причинно-следствен­ная связь.

И последнее. Мы дол­жны четко понимать, что сильное и эффективное государство нельзя пост­роить, если субъекты Российской Федерации будут действовать разобщенно. Поэтому и наша стратегия должна стать органичной частью стра­тегии социально-экономического развития всей страны.

Владимир Владимиров.

 


04.12.10Федот Тумусов и Александр Подголов:«Мы объединились в союз прагматиков» («Наше время», 26 октября 2001 г.)

 

Pro и Contra

 

Федот Тумусов и Александр Подголов:

«Мы объединились в союз прагматиков»

 

Союз Федота Тумусова и Александра Подголова, первых официально зарегистрированных кандидатов на должности президента и вице-президента Якутии, породил множество недоуменных возгласов и кулуарных комментариев, сформулированных, кстати говоря, не без остроумия. Чего стоят одни «классические» рассуждения о том, как современные «Дон Кихот» и «Санчо Панса» (только поменявшись ролями) решили пойти на выборы...

Добавим, что различия этих людей, конечно же, не ограничиваются «фактурным» контрастом. Судите сами: якут и русский, уроженец села и коренной горожанин, да и семилетняя разница в возрасте в наше бурное время что-нибудь да значит. Словом, прямая дорога кандидатам не в раздел «Политическая реклама», а под рубрику «НВ» «Pro и Contra».

Федот Тумусов: А ведь есть в наших биографиях, Александр Григорьевич, и кое-что общее. Может быть, стоит вспомнить нашу с тобой комсомольс­кую молодость?

Александр Подголов: Был такой факт биографии. Мне довелось поработать секре­тарем «первички», инструк­тором, заворготделом Якутского горкома – как раз «на крутой волне пере­стройки» – в конце 80-х. Если читатели помнят, тог­да комсомол работал с мо­лодежью уже принципиально по-новому. Мы ведь не столько собрания проводи­ли, сколько создавали цент­ры научно-технического творчества, помогали первым хозрасчетным молодеж­ным организациям, строили МЖК. В русле этой политики была основана и ассоциа­ция «Подросток», благопо­лучно комсомол пережившая.

Ф.Т.: А я работал в ком­сомоле десятью годами раньше. Но не скажу, что конец 70-х – начало 80-х запомнились таким уж да­леким от «перестройки» временем, застойным и не­интересным. Везде было по-разному. Во всяком случае, нам в Нерюнгри, на Всесоюзной ударной комсомольской строй­ке, скучать не приходилось. Да и все «идеологические» меропри­ятия объективно отступали на второй план. Надо было совсем другим заниматься – реальным делом, дома для людей строить. Хотя освобожденным замом сек­ретаря комитета ВЛКСМ ком­бината «Якутуглестрой» я про­работал всего год, время это вспо­минаю с большой теплотой и благодарностью: проблемы ог­ромной стройки я сумел изучить досконально. И это мне здорово помогло, когда я возглавил «экономическую часть» крупнейше­го в стране строительного уп­равления – СУ-17, да и в после­дующей работе.

А.П.: С комсомолом более или менее ясно. С учетом «истории и географии» будем считать, что мы обязаны этой организации не столь уж и малым.

Ф.Т.: Причем обязаны не ка­рьерой, а возможностью реали­зовать себя, приобрести необхо­димые опыт, знания, умение ра­ботать с людьми.

А.П.: Создав и возглавив «Под­росток», а потом работая началь­ником управления администрации Якутска по делам молодежи, спорта и туризма, я в этом убе­дился железно. Но убедился и в другом. В том, что действующие законы не дают республике нор­мально развиваться. Именно по­этому в 97-м я решил принять участие в выборах Госсобрания.

Ф.Т.: Депутатами Ил Тумэн мы стали в один день. Только ты, Александр Григорьевич, – Палаты представителей. А я – Палаты республики. Разница, к сведению далеких от полити­ки читателей, существенная, поскольку депутаты Палаты представителей работают на по­стоянной основе, а депутаты Палаты республики – «без отрыва от производства». Впро­чем, опыт профессионального законотворчества у меня на тот момент уже имелся – в 92-93 годах я был депутатом, членом президиума, председателем по­стоянной комиссии Верховно­го Совета Якутии.

А.П.: Мне и хотелось профес­сионально работать над закона­ми, продолжить начатое колле­гами-предшественниками. И сде­лано – говорю это без ложной скромности – не так уж и мало. Во всяком случае, Якутию мож­но смело отнести к немногим регионам России, в которых разра­ботано по-настоящему прогрес­сивное местное законодатель­ство. Взять хотя бы десяток законов, принятых по профилю моего комитета (депутат Подголов возглавляет комитет по делам семьи, детства и молоде­жи – ред.). К нам даже за опы­том приезжают. К сожалению, исполнительная власть не всегда торопится исполнять принятые законы, вот и приходится депу­татам «воздействовать» на нее – вплоть до обращения в суды разной инстанции.

Ф.Т.: Известное возражение так и вертится на языке: а как же тогда затянувшееся «приведение в соответствие» Конституции и законов Якутии федеральному законодательству?

А.П.: Ты ведь, Федот Семено­вич, не хуже меня знаешь, где здесь собака зарыта. А «зарыта» она очень далеко от нормального, цивилизованного конституцион­ного процесса – на поле действу­ющей власти, которая этот про­цесс срывает. Фактически из-за одной 67-й статьи. Говорю это со всей ответственностью, как член Конституционной комиссии. Процесс «приведения» не должен быть игрой в одни ворота, да еще и в условиях постоянного цейт­нота. Это ведь не футбол, в кон­це концов.

Ф.Т.: Не футбол, а нормаль­ное укрепление вертикали вла­сти. Мы же не просто так со­здали Парламентскую группу по формированию механизма ре­ализации ежегодного Послания Президента России Федераль­ному Собранию. Для дела со­здали! Время разброда и шата­ния прошло, пора строить силь­ное российское государство: будет сильным центр, будут сильными и регионы России.

А.П.: Я бы отчасти перефрази­ровал последнее выражение: в ин­тересах центра, чтобы российские регионы были сильными. Ведь в на­шем общем стремлении самим обустроить республику, создать про­цветающую экономику Якутии – нет даже намека на сепаратизм.

Ф.Т.: Кстати, некоторые горе-политики постоянно убеж­дают якутян примерно в такой постановке проблемы: за «су­веренитет» и «собственность республики на недра» выступа­ют именно якуты. А «пропутин­ские» настроения присущи рус­ским. В нашем случае все полу­чается не совсем так, даже если признать за приведенной выше точкой зрения право на суще­ствование...

А.П.: Навешивание ярлыков – только на первый взгляд эффек­тивное оружие в политической борьбе. У народа достаточно муд­рости, чтобы все понять правиль­но, если кто-то начнет спекули­ровать на межнациональных про­блемах или соревноваться в приобретении «благосклонности» фе­дерального центра. Мне вообще смешно слышать, как группы под­держки по крайней мере трех кан­дидатов наперебой утверждают, что именно их лидер является «ставленником федерального цен­тра».

Ф.Т.: Надеюсь, нам удастся воздержаться от навешивания ярлыков и политического лу­кавства. Наш союз, я в этом убежден, – не просто традици­онный – для выборов такого уровня – союз якута и русско­го, но союз двух прагматиков, которые привыкли отстаивать свои позиции в спорах с оппо­нентами с точки зрения интере­сов дела, реального дела.

А.П.: У якутян было доста­точно времени, чтобы оценить позицию «кандидата №1», еще в начале года заявившего о сво­ем намерении баллотироваться на пост президента...

Ф.Т.: Уверен, большинство людей поняли меня пра­вильно. Я ведь никого не пытался убедить: дескать, по­смотрите, какой Тумусов хо­роший. Я говорил о другом. Вот, например, фонд и фи­нансово-промышленная группа САПИ – почитайте отчеты, послушайте специалистов. Сколько всего пост­роено, сделано, на что пошли деньги. Оцените результаты работы нашей страховой ком­пании по Ленску... Вот общереспубликанские движение «Новая Якутия» и обществен­ная организация «Семья» – их идеи известны, многое воплощено на практике. Их разработки привлекли вни­мание сразу нескольких ко­митетов Совета Федерации. Все очень просто! Все мож­но, что называется, потро­гать руками.

А.П.: А Тумусову возража­ют: это у тебя, дорогой това­рищ, поспешно вырвались на свободу обыкновенные полити­ческие амбиции.

Ф.Т.: Да какие амбиции! Еще года полтора-два назад мне ста­ло совершенно ясно, что для на­шей республики настало время новых стратегических решений, нового поколения руководите­лей. И я предложил баллотиро­ваться вместе со мной именно Подголову. Потому что ты, Алек­сандр Григорьевич, – не просто энергичный и уважаемый депу­тат, но и человек, который очень многое сделал и продолжает де­лать для молодых якутян. А ведь именно за ними, за теми, кто придет после нас, – будущее республики.

А.П.: Не устаю удивляться не­доверчивости некоторых наших с тобой оппонентов. Как только раз­говор заходит о любви к республи­ке, о благодарности и уважении к людям, среди которых живешь, обязательно натыкаешься на скептическую усмешку. А в чем тут сомневаться-то? Мы здесь роди­лись, выросли и никуда не уезжали. Теперь растим детей. Будем рас­тить внуков. Как десятки и сотни тысяч других якутян.

Ф.Т.: Нам здесь жить – это действительно главное. Обустра­ивать Якутию, налаживать нор­мальные отношения с федераль­ным центром и с соседями, спо­койно, по-умному, без истерик и заклинаний делать жизнь лучше.

А.П.: Уверен, что такая по­становка вопроса – приземленная и внятная –  близка абсолютному большинству наших земляков.

(«Наше время», 26 октября 2001 г.)

 

 

 


04.12.10Правый («Наше время», 31 августа 2001 г.)

 

Pro и Contra

 

Власть и оппозиция всегда существовали, как две стороны одной медали. Оппозиция никогда не упускает возможности указать на ошибки власти, власть всегда старается обезоружить оппозицию. Противостояние обостряется в период выборов.

Но и сама оппозиция проявляется в разных выражениях. Есть, например, коммунистическая партия, к которой все давно привыкли. Такую оппозицию не устраивает государственная система в целом. Но есть и другая оппозиция, не имеющая идеологической окраски. Ее главная цель – конструктивное изменение курса, смена неправильных с ее точки зрения приоритетов. Поэтому ее приверженцы считают себя настоящими оппозиционерами, а не революционерами.

Сегодня оппоненты в разделе «Pго и Contra» – лидер коммунистов республики Артур Алексеев и лидер движения «Новая Якутия» Федот Тумусов.

 

Правый

 

«НВ»: Лидер коммунис­тов республики не счи­тает вас оппозиционером, говоря, что вы преследу­ете те же цели, что и действующая власть. Вы же всегда подчеркиваете, что ваша оппозиция конструктивная, а не идеологическая. В чем тут суть?

Ф.Т.: Суть оппозиции заключается, во-первых, в том, чтобы критиковать власть за неверные, не­правильные решения, а, во-вторых, в том, чтобы не давать ей принимать такие решения. С этой точки зрения моя оппо­зиционность гораздо дей­ственнее, чем оппозици­онность Артура Никола­евича. Я, как вы помни­те, начал с того, что раскритиковал так называе­мую «стратегию разви­тия» Михаила Николае­ва. Тогда меня многие поддержали. В итоге со­мнительная, ошибочная концепция не получила изначально планируемо­го повсеместного рас­пространения. После это­го вообще произошел ко­ренной перелом, и преж­де всего, на информаци­онном поле: оказалось, что власть можно крити­ковать. Посмотрите, ка­ким стал парламент: если раньше был сплошной «одобрямс», то теперь депутаты следят за каж­дым шагом исполнитель­ной власти, и если реше­ние не верно, не отвечает интересам республики, ему не дадут хода.

«НВ»: Но ведь и коммунисты на протяжении последних десяти лет постоянно критикуют власть. Больше того – у них другая иде­ология, другие задачи. Поче­му вы считаете коммунис­тическую оппозицию неэф­фективной?

Ф.Т.: Коммунистичес­кая идеология, то есть тео­рия общественно-экономи­ческих формаций, родилась сто пятьдесят лет назад. Она была прогрессивной для своего времени, но уровень развития человечества тог­да был совершенно другой. Сейчас коммунистическая идеология не отвечает духу времени, так как никакая теория не может быть при­нята раз и навсегда, ей – так или иначе, эволюционно или революционно –  придет­ся видоизменяться. Сейчас нужна другая схема разви­тия общества, соответствующая его нынешнему уров­ню, учитывающая дальней­шие перспективы. Но и по­ложительные наработки коммунистической теории тоже должны быть учтены, их нельзя просто так отме­тать.

«НВ»: Какова, по-ваше­му, вообще природа оппози­ции?

Ф.Т.: Конечно, оппозиция может иметь различную окраску. Но главная ее задача – про­тивостоять застою во вла­сти, не давать власти рас­слабляться, превращаться в болото. Оппозиция дол­жна поставить себя по от­ношению к власти так, чтобы власть больше все­го боялась совершить ошибку.

«НВ»: Возможно ли го­сударство и общество во­обще без оппозиционных сил?

Ф.Т.: Оппозиция долж­на быть при любой влас­ти, в любом более или ме­нее демократическом об­ществе. Государство мно­гообразно, но если есть власть, то есть доминиру­ющее начало, значит, бу­дет и оппозиция, которая  противопоставляет себя этому началу. Это своего рода весы. Вопрос в том, насколько ярко выражена такая оппозиция, в каком положении находятся весы. А существовать она будет в любом случае.

«НВ»: Для  оппозиции обязательно стремление к власти?

Ф.Т.: Есть платоничес­кая влюбленность, а есть зрелая полноценная лю­бовь. Когда оппозиция созревает – стремление к власти вполне естествен­но и не зазорно. Если оппозиция побеждает, она меняется местами с влас­тью. Этот процесс неиз­бежен.

«НВ»: В каких ситуаци­ях оппозиционер может пойти на альянс или ком­промисс с действующей властью? Такое возмож­но?

Ф.Т.: Задача конструк­тивной оппозиции, как я уже говорил, состоит в том, чтобы не давать власти принимать не от­вечающие интересам на­рода решения, если хоти­те, предостерегать ее от таких решений. Если ком­промисс способствует ре­ализации этих задач, то он возможен.

«Pro и Contra» с Евгением Боженко.

(«Наше время», 31 августа 2001 г.)


30.08.01Федот Тумусов: «Уверен, наше время пришло»

 

Федот Тумусов: «Уверен, наше время пришло»

 

Руководителя финансово-промышленной группы САПИ, де­путата Государственного Собрания (Ил Тумэп) Федота Тумусова можно назвать смелым человеком. Самым первым он публично объявил о намерении идти в президенты республики. В то же время подобное заявление показало и достаточную степень уверенности этого политика в своих силах. Не слу­чайно одна из «ценностей САПИ», сформулированная Федо­том Семеновичем, гласит: «Побеждают вера в успех и сила духа».

С лидером движения «Новая Якутия» и общественной орга­низации «Семья» мы говорили о многом: о вере в идею и желании воплотить ее, о друзьях и недругах, о кино и крыла­тых словах... Но начали беседу с самого актуального.

 

- Еще в начале года вы заявили, что примете участие в прези­дентских выборах. Некоторые все еще раздумывают: решиться – не решиться. Трудно быть первым или все-таки больше полезно?

- Наверное, трудностей возник­ло больше, потому что тот, кто идет первым, всегда попадает под обстрел,

- Не думаете ли вы, что в ва­ших выступлениях все слишком се­рьезно и сложно для рядовых граж­дан? Ведь иногда достаточно гром­ко пообещать тепло – в каждый дом, зарплату – всем вовремя и боль­шую; коррупции, пьянству, преступности – бой... А у вас все что-то о системности, комплексности, евра­зийском пути...

- У политиков вообще всегда есть соблазн предложить обществу простые и «действенные» вариан­ты решения сложнейших проблем. Я уверен, что такой популистский подход обречен на провал.

После того как произошло «яв­ление Масюк», в информационном пространстве России и Республики Саха возникла вполне определен­ная ситуация. Нашу республику показали россиянам в самом нега­тивном свете. Чем ответили высо­копоставленные чиновники? Беспо­рядочными протестами и эмоцио­нальными заявлениями. И вы наверняка заметили, что ничего, так сказать, содержательного после «яв­ления Масюк» предложено не было. Мне как патриоту и России, и республики стало по-человечески очень обидно! И я попытался сделать все, что мог, для того чтобы доказать: Республика Саха – это и есть Рос­сия. Более того, у нас есть дела, идеи, которые полезны всей стране. И все, что я делал в информаци­онном пространстве России и Яку­тии, мои статьи и телевыступления связаны именно с этим.

Мне кажется, я добился того, что в определенных кругах рос­сийского истеблишмента все-таки начало складываться впе­чатление, что в Якутии есть не только «национальный напиток» «Балтика №9», но и интеллек­туалы, серьезные люди, которые могут работать, делать дело на уровне мировых стандартов, предлагать идеи и программы общероссийского уровня.

А когда пойдет предвыборная риторика – там будет, наверное, другой язык.

- На масюковское «Федот – два процента» не обиделись?

- Я привык держать удар, а это так — комариный укус.

- А на футболки и туалеты, по которым проехалась Масюк в сво­ем фильме?

- А вы знаете, это как раз со­ответствует действительности. Мы на самом деле поставляли биотуалеты для жителей северных улу­сов. Ведь никто не поспорит, что очень многие наши женщины, девушки по-настоящему страда­ют от отсутствия элементарных удобств, вынуждены в 50-градус­ные морозы ходить на улицу. А это ведь не только их болезни и страдания, но и будущее здоровье народа. Ну что стыдного, пре­досудительного в том, чтобы наши женщины ходили в теплые туалеты? Какой тут предмет для насмешек?

Насчет футболок. Таков был один из «ходов» предвыборной аги­тации нынешнего президента в 1996 году: молодежный проект, футболки с трафаретами «Никола­ев – наш президент». Эти футбол­ки и приплели к биотуалетам.

- По-вашему, кто был заказчи­ком кино?

- По моему мнению, это заказ поступил из очень высоких кругов якутского правительства.

- Кое-кто и вас называл...

- Когда совершается террорис­тический акт, как правило, кто-то берет на себя ответственность. А я нисколько не сомневаюсь, что фильм «Страна безмолвия» – настоящий террористический акт. Бомба! Но никто не взял на себя ответственность за взрыв этой бом­бы. Все стыдливо спрятали головы в песок. А то, что меня назвали? Конечно, это было очень удобно. Вот есть оппозиция, которая кри­тикует президента, – все на поверх­ности. Те, кто заказывал, естествен­но, на это и рассчитывали: «Вот мы дадим, а все равно покажут на Тумусова».

- А вообще, СМИ в руках муд­рого политика – страшная сила. Не правда ли?

- Конечно. Четвертая власть.

- И вы тоже этим пользуетесь?

- Я с самого детства уважаю средства массовой информации. Еще в пятом классе первую замет­ку написал в газету «Бэлэм буол». О коммунистическом субботнике. С тех пор я уважаю прессу. Не в смыс­ле «благоговейно» уважаю, а пы­таюсь дружить, сотрудничать.

- Со всеми?

- Конечно. Для меня нет плохих и хороших. Для меня есть профес­сионалы.

- Кого считаете своим главным соперником?

- Самым главным соперником будет... Сейчас попытаюсь сформу­лировать. Это не связано с какой-либо персоналией, скорее – со сте­пенью самосознания жителей Яку­тии. Искренне надеюсь, что имен­но степень осознания необходимо­сти перемен, времени новых реше­ний поможет мне достичь той точ­ки, которая позволила бы победить.

- Но вы не уверены в своей по­беде на сто процентов?

- О процентах я как экономист рассуждать воздержусь. Помните, когда была плановая экономика, мы говорили: что 30% выполнения плана, что 99% – это одно и то же, потому что план не выполнен. А вот 100 или 120% – величины уже дру­гого порядка, потому что план вы­полнен. В советские времена тот, кто выполнял план, ходил в геро­ях, а тот, кто нет, – в изгоях. В этом смысле я, конечно, уверен, что пришло наше время.

- Допустим, вы проиграете вы­боры. Сильно расстроитесь?

- Я больше думаю о том, что будет после победы.

- С момента создания САПИ прошел не один год. Сейчас можно сказать, что жизнь в районах ал­мазной провинции значительно луч­ше, чем в других?

- Прошло восемь лет. Брать на себя смелость и говорить, что жизнь там в чем-то улучшилась только благодаря САПИ, я бы не стал. В 1998-м мы разработали пять трехлетних программ социально-экономического развития улусов алмазной провинции. Их главная цель формулировалась предельно конкретно: улучшение жизни каж­дого жителя этих улусов на десять процентов. Конечно, учитывая, что за последнее десятилетие в целом по стране и по республике уровень жизни упал в два раза, это не такой уж огромный результат. Для того чтобы действительно радикаль­но поднять уровень жизни, нужен не один десяток лет – такова ре­альность...

К сожалению, нам не дали реа­лизовать эти программы до конца.

- Экологическая ситуация в ал­мазных улусах хоть немного улуч­шилась?

- По сравнению с тем, что было десять лет назад, намного улучши­лась. Это яснее всяких заключений специалистов доказывают резуль­таты обыкновенной рыбалки на Вилюе.

- Оказывает ли САПИ сейчас помощь алмазной провинции?

- Мне не очень нравится слово – помощь. Помощь – когда просят милостыню и потом получают деньги. С другой стороны, все жи­тели республики заслуживают достойной жизни. Только не надо пре­вращать их в просителей! Людям надо дать возможность реализовать себя и самим улучшать свою жизнь. Именно такую систему мы созда­вали еще в первой половине 90-х – прежде всего систему реализации прав собственности населения Яку­тии на недровые богатства респуб­лики. Был выстроен механизм вза­имодействия: АЛРОСА – САПИ – улусы. Мы создали банк, страхо­вую, инвестиционную и торговую компании, производственные структуры, подготовили сотни спе­циалистов, способных эффектив­но работать в рыночной среде.

К сожалению, в любой сфере экономики Якутии сегодня нет системы выхода из кризиса, сис­темы возрождения и развития. Есть ежедневные подачки. Возьмем сельское хозяйство. Что там про­исходит? Когда я стал депутатом Ил Тумэн, дотации сельскому хозяйству составляли меньше миллиарда рублей. На следующий год мы утвердили в бюджете мил­лиард. В прошлом году два с по­ловиной миллиарда. В этом году три с половиной. Огромные день­ги идут на сельское хозяйство. Но как они идут? Примерно по та­кой схеме. Голодный человек си­дит у озера, где водится рыба. Что нужно дать человеку для того, чтобы он был сыт? Понятно, сеть, чтобы он рыбачил. Нынеш­няя власть дает ему рыбу. Конеч­но, он сидит и просит. Мы пред­ложили, создали, разработали и, самое главное, апробировали про­ект «Агрочек». Мы познакомили с ним все заинтересованные сто­роны. Проект, вроде бы, одобри­ли, но никто его не распростра­няет и не собирается распростра­нять. Потому что как только на­чинает работать система, меняет­ся роль лидера.

Лидер, конечно же, в любом деле играет огромную роль. Он дол­жен выразить идею, разработать систему, выбрать людей, обеспе­чить их ресурсами, словом, запус­тить механизм. У нынешнего руко­водства совсем другие принципы. Они хотят видеть благодетеля, ко­торый все время подает. Эту систе­му нужно ломать – иначе мы все превратимся в нищих. Будем мед­ленно умирать.

Так что систему, которую мы создали в разных сферах, хотелось бы распространить на всю респуб­лику. От этого будет польза каждо­му якутянину. В этом смысле фи­нансово-промышленная группа САПИ работала и работает во бла­го всей республики, а не только алмазной провинции.

- В адрес нынешнего руковод­ства Якутии часто звучат обвине­ния в использовании принципа зем­лячества при подборе кадров. В ваш адрес, кстати, тоже. Разве в САПИ не преобладают выходцы из Верхневилюйского улуса?

- Абсолютно нет. Во-первых, у нынешнего руководства республи­ки принцип землячества не преоб­ладает. Главное требование – личная преданность. А уже потом, возмож­но, землячество. Хотя этот принцип действует во всем мире. Например, в России сейчас ключевые посты занимают питерцы. Такова челове­ческая природа: когда людей зна­ешь много лет, прошел с ними огонь и воду, полностью доверя­ешь им. Это естественно. Но чем выше поднимается человек по слу­жебной лестнице, он должен все более осознавать свои слабости. Дол­жен мыслить другими категориями. Каково состояние системы, которой он руководит? Каковы ее потребно­сти? И – ради интересов дела – по­давлять свои естественные порывы.

У меня есть свои принципы подбора кадров. Везде сначала де­лается штатное расписание, потом  подбираются люди – я поступаю наоборот, сначала ищу людей. Для меня человек – вообще главное, его профессиональные и челове­ческие качества. Когда человек най­ден, он проходит профессиональ­ное тестирование, потом мы оп­ределяем степень его полезности и его место в системе. Некоторые элементы такой методики работы с кадрами уже перенимаются дру­гими структурами.

По моему убеждению, каждый должен быть на своем месте и максимально реализовать себя. Я всегда говорю, что человек – дитя природы. В том смысле, что он может и должен реализовать то, что ему природой дано. Если мне предложат стать оперным певцом, я ведь им никогда не ста­ну! Потому что природа не дала мне голоса.

Человек должен реализовать себя в заданной системе координат – в том времени, в том обществе, в котором он живет.

- Насчет природы. Вы считае­те, что вам дано природой вершить великие дела? Говорят, мама вам с детства это внушала.

- Да, мама именно так меня вос­питывала. Есть ведь известный пе­дагогический прием. И когда я бужу своих детей по утрам, всегда говорю им: «Просыпайтесь, вас ждут великие дела!» Согласитесь, если ребенку с малых лет постоян­но говорить: «Ты бандит, ты ху­лиган», он может таким и вырасти. А если говорить про великие дела, есть надежда, что со временем он действительно будет их делать.

Когда мы создавали САПИ, вы­работали основные принципы на­шей совместной работы. Девять ос­новных заповедей, моральных цен­ностей. Из них две претендовали на роль главных: «Что хорошо для САПИ, хорошо для республики» и «Главное для САПИ – служение Отечеству». После раздумий мы ос­тановились на втором.

Все это, возможно, кому-то по­кажется излишним пафосом, но это – правда.

- Вы всегда говорите, что у вас много друзей. А недруги есть?

- Конечно, и тоже немало.

- Вас часто предавали?

- Не часто, но, к сожалению, было.

- Больно?

- Да.

- А вы предавали когда-нибудь?

- Я никого не предавал. Ни­когда.

- Если повернуть время вспять, многое бы изменили? Возможно, в отношениях с людьми?

- Увы, история не знает сосла­гательного наклонения.

- Когда-то дипломная работа Федота Тумусова была посвящена инвестиционному потенциалу Яку­тии. Сейчас этот подход во многом определяет ваши планы, вашу глав­ную идею. Большие коррективы пре­терпела она со студенческих времен?

- Естественно. Один академик сказал так: «Когда я окончил шко­лу, думал, что все знаю. Когда институт – понял, что многое знаю. Защитив кандидатскую, понял, что многого не знаю. Защитив док­торскую, понял, что ничего не знаю». Научная работа чем интерес­на? Процесс формулирования, оп­ределения идеи идет днем, ночью – и во сне, и на работе, всегда. Это постоянный творческий процесс. И то, что было сформулировано еще в студенческие годы, постоянно со­вершенствуется, приобретает новые очертания. А главный «учитель» – конечно же, практика.

- По-вашему, все вертится вок­руг идеи. Допускаете, что та или иная ваша идея может быть непра­вильной?

- Любая идея развивается. Возьмем Государство Российское. Помните, прошлое десятилетие про­шло под лозунгом «Берите столько суверенитета, сколько хотите». Нельзя сказать, что такая идея была совсем уж неправильная. В природе, в обществе существуют две объек­тивные тенденции: взаимное притя­жение и взаимное отталкивание. В определенное время они взаимодей­ствуют, вернее, одна из них доми­нирует. В прошедшее десятилетие до­минировала вторая. Сейчас время изменилось. Усиливается первая тенденция. Главная идея – укрепление российской государственности. Тако­ва объективная реальность: абсолют­ной идеи быть не может.

- Некоторые идеи нынешнего ру­ководства республики иногда под­вергаются резкой критике, высмеиваются, считаются популистскими. Идея внедрения ЗОЖ, например...

- Сама по себе идея здорового образа жизни – тоже объективное требование. Здоровье народа – в целом по России – ослабло. Это показывают цифры. Но то, что делается сейчас в республике в плане пропаганды ЗОЖ, – весьма повер­хностно и бестолково.

- В республике – конституцион­ный кризис. Население пока этого остро не ощущает. А что думает по этому поводу депутат Тумусов?

- Я согласен с тем, что в рес­публике конституционный кризис. Но я не согласен с тем, что у нас есть противостояние с федераль­ным центром. Почему-то считает­ся, что кризис выражен в проти­воречии между российской и рес­публиканской конституциями. Ни­чего подобного! После решения Верховного суда РФ некоторые ча­сти нашей Конституции просто не действуют. Напрямую действуют Конституция РФ и часть статей якутской, которые не противоре­чат ей. В этом смысле конституционный кризис не выражает столк­новения центра и республики. Суть кризиса в том, что у нас по очень важным законодательным момен­там, на очень важном конституци­онном поле появились дыры. Чер­ные дыры! А когда появляется чер­ная дыра, она все всасывает в себя.

Республика может потерять свою государственность. Некоторые обвиняют в этом парламент. Я не согласен с этими обвинениями: Ил Тумэн принял все необходимые решения, которые были в его ком­петенции.

В соответствие с российской при­водятся конституции и уставы всех 89-ти субъектов РФ. Ко всем общие требования: есть российские зако­ны, их надо выполнять. А что произошло у нас? Прокурор подал в суд на Конституцию. В каком-ни­будь субъекте России что-нибудь по­добное имеет место? Нет. Значит, указания Генеральной прокуратуры РФ не было. Все это произошло на месте. По чьей указке? По указке парламента? Или исполнительной власти? Ответ прост, как дважды два. По указке исполнительной власти.

Предположим даже, что не было никакого указания. Тогда посмотрим на нашу 67-ю статью, в которой идет речь только о двух президентс­ких сроках. Почему на кучу других статей в суд подали, а на 67-ю – нет? И когда ситуация в РФ некоторым образом изменилась, когда Совет Федерации наложил вето на ограни­чение губернаторских сроков двумя, у нас почему-то тут же подали в суд и на 67-ю. По чьей указке? Ответ, думаю, однозначен. А люди, кото­рые поставили республику в столь унизительное положение, обязатель­но ответят перед историей.

- Вы полностью поддерживаете идею укрепления вертикали власти?

- Еще раз повторяю, это про­явление объективной тенденции. Причем руководство республики во все времена, в любой историчес­кой ситуации должно принимать объективную реальность такой, какая она есть. И в этих условиях – благоприятных или неблагоприят­ных – обеспечивать реализацию ко­ренных государственных интересов Якутии. А это в первую очередь повышение благосостояния каждо­го ее жителя.

70 лет была советская власть. Вре­мя тоталитаризма, репрессий и прочее. Тогдашнее руководство республики, начиная с Аммосова, Барахова, заканчивая Борисовым, Чиряевым, постоянно обеспечива­ло развитие республики. Несмотря ни на что. И сегодня, и завтра ру­ководство республики должно ре­шать стратегические задачи, а не искать оправданий или виноватых среди оппозиции.

- По поводу оппозиции. Комму­нисты называют себя единственной оппозицией в Якутии. Что вы на это ответите?

- Каждый волен считать себя кем хочет. Во-первых, два года назад я официально объявил о том, что мы уходим в оппози­цию. Во-вторых, в своих выступ­лениях, если хотите, своими действиями я всегда критиковал какие-то конкретные вещи, по возможности препятствовал при­нятию неправильных решений. В этом смысле мы, может быть, более действенная оппозиция, чем коммунисты.

- Вам по жизни везло на учите­лей, наставников, друзей. Насколь­ко я знаю, немалую роль в вашей судьбе сыграл президент АК АЛРОСА Вячеслав Штыров.

- Да, это действительно так. Он поддержал меня, когда я поступал в аспирантуру и решался вопрос о моем назначении на должность президента САПИ.

- А смогли бы вы со своим ста­рым товарищем при случае сопер­ничать на президентских выборах?

- Думаю, да. Это не исключено.

- Правда, что вы по-человечес­ки до сих пор благодарны прези­денту Николаеву?

- Да. Именно по-человечески. Он мне дал возможность реализовать себя. Еще когда я учился в аспи­рантуре, мы встречались с ним в Москве. Михаил Ефимович иног­да приглашал меня, давал какие-то маленькие задания. Мы беседо­вали. Многому он меня научил. Поэтому я буду всегда ему благо­дарен. Считаю, что он должен ос­таться героем.

- Должен остаться или уйти ге­роем?

- Он должен остаться героем в истории. А сейчас ему пора уйти.

- Последний вопрос – из дет­ства. Еще тогда у вас появилось необычное увлечение – собирать афоризмы, крылатые слова. Слы­шала, сами вы тоже кое-что при­думываете. Можете вспомнить свой самый удачный афоризм?

- Если навскидку и по теме бе­седы, то такой: «Президент Нико­лаев дал возможность многим под­няться на ноги, чтобы потом по­ставить их на колени». К счастью, со второй частью афоризма – не удалось.

Евгения Игнатьева.

(«Полярный круг», 30 августа 2001 г.)

 

 


10.08.01Северный характер Федота Тумусова

 

Герой нашего времени

 

Северный характер Федота Тумусова

 

«Многие с прошедшего бала на меня дуются,

особенно драгунский капитан...»

 М.Ю. Лермонтов

 «Герой нашего времени»

 

Федота Тумусова, президента финансово-промышленной группы САПИ, депутата Палаты республики Госсобрания (Ил Туман), знают многие – не только в республике, но и далеко за ее пределами. Чрезвычайно деятельный по своей природе человек, он постоянно находится в рабочих поездках, встречаясь с самыми разными людьми. Но ко всем своим знакомствам, как к новым, так и к старым, относится очень бережно. Он помнит своих учителей, не растерял связей с однокурсниками по Новоси­бирску, встречается с бывшими строителями Нерюнгри, где они вместе работали.

В Якутии к Тумусову относятся по-разному, но какими бы ни были эти отношения, он всегда находится в центре внимания. Такова его разносторонняя натура: экономист, хозяйственник, государственник. Сегодня Федот Тумусов – в разделе «Герой нашего времени».

«НВ»: Федот Семенович, долгое время вас считали лицом, приближенным к Михаилу Николаеву. Некоторые убеж­дены в том, что серьезных идейных раз­ногласий между вами нет и никогда не было. Тем не менее, последние два года вы последовательно составляете оппо­зицию действующему президенту. Что же произошло? И не было ли здесь эле­мента предательства?

Ф.Т.: С моей стороны предательства президента не было и нет. Просто в аппа­рате Михаила Николаева есть люди, кото­рые заставляют его принимать неверные со стратегической точки зрения решения. А мои предложения по многим вопросам развития республики в какой-то момент стали игнорироваться. В результате внут­ренних интриг влиятельных аппаратчиков ситуация сложилась такой: либо меня втап­тывают в грязь, и я становлюсь одним из таких аппаратчиков, либо я проявляю характер и продолжаю отстаивать свои убеждения. Я выбрал второй путь, и меня обвинили во всех грехах.

Что касается моих отношений с прези­дентом, я очень уважаю Михаила Ефимовича. Он дал мне возможность реализо­ваться и как человеку, и как экономисту, и как политику. В истории Якутии ее первый президент должен занять достойное место.

«НВ»: Вы сказали о неверных страте­гических решениях. Могли бы пояснить на примерах?

Ф.Т.: Экономика Якутии все эти годы развивалась несбалансированно. Деньги в производство практически не вкладывались. Мы существовали и продолжаем существовать за счет компании АЛРОСА, используя ее как дойную корову. Построили в столице республики массу дорогостоящих соци­альных объектов, которые               недоступны большинству жителей улусов, особенно северных.

Российский Север во­обще упущен. Недра бога­ты, люди голодны, посел­ки заброшены...

Нужно понять одну про­стую вещь: если мы не по­вернемся лицом к Северу, не начнем сами активно осваивать эти территории, то при расту­щей нехватке стратегических ресурсов это рано или поздно начнут делать другие регионы, другие страны и народы.

Вся Россия – северная цивилизация, ни западный, ни восточный типы разви­тия ей не подойдут. А Яку­тия – это и есть российский Север. И люди здесь живут с особым, северным характером, независимо от на­циональности.

«НВ»: Огромная неразвитая террито­рия, поневоле руки опускаются. С ка­ким же инструментом к ней подойти?

Ф.Т.: Не надо придумывать никакого инструмента. Он уже есть, это семья. Вер­нее, семьи, живущие на Севере и нуждающиеся в государ­ственной поддерж­ке. Поэтому главной целью совре­менного государ­ства должно стать общество, постро­енное на семейных ценностях.

«НВ»:  Недавно в Москве на заседании круглого  стола  с участием членов Совета Федерации вы как раз выступали с докладом о семей­ной экономике. Вы же, насколько изве­стно, являетесь автором такой концепции. Между тем и республиканские власти стараются реализовать эту идею, постоянно говорят о приори­тетности данного направления. Чье же это все-таки ноу-хау?

Ф.Т.: Безусловно, президент – основоположник государственной политики по реализации семейной экономики. Но если быть истори­чески справедливым, то на уровне идеи дело обстояло следующим об­разом. В июле 1998 года мы провели научно-практическую конферен­цию «Экономика семейная, улус­ная, республиканская». Когда кон­ференция закончилась, я принес Михаилу Ефимовичу небольшую брошюру, в которой вместе с еди­номышленниками в нескольких ста­тьях изложил свои взгляды на про­блему. Президент сначала поругал меня, сказал: «Занимаешься не сво­им делом». Но брошюру у себя все-таки оставил. А через два дня позвонил и поручил мне подготовить проект указа о поддержке семейной экономики.

«НВ»: О характере и географии вашей работы сейчас есть два мнения. Одни говорят, что вы слишком много уделя­ете внимания проблемам промышленных улусов, другие, наоборот, сельских.

Ф.Т.: Я родился и вырос в деревне, но моя трудовая биография началась в промышленном районе, на строительстве города Нерюнгри, где я про­работал пять лет. Последние восемь лет вся моя деятельность по большому счету заклю­чалась в создании не­коего механизма взаи­модействия между алмазной промышлен­ностью и сельскими улусами. Это очень сложные процессы. Но именно здесь надо искать корни гармонии, которая называ­ется интернационализмом, дружбой меж­ду народами.

«НВ»: Сегодня можно ска­зать, что эта деятельность фактически свернута. В январе 2000-го Михаил Никола­ев подписал указ, по которо­му полномочия фонда САПИ были распределены между структурами правительства.

Ф.Т.: По моему мнению, это решение исключительно политическое, во всяком случае, никаких экономических причин появления указа я не вижу. За годы рабо­ты в алмазной провинции было сделано немало. И это не только финансирование целевых программ. Это, в первую оче­редь, строительство: десятков объектов социального и производственного назна­чения, сотен индивидуальных жилых до­мов. А вот с точки зрения политики эти достижения очень многим становились поперек горла. В окружении же прези­дента, как я уже говорил, достаточно лю­дей, для которых личные амбиции важнее стратегических интересов республики.

«НВ»: В спорах, например на заседани­ях верхней палаты парламента, как ча­сто вы готовы пойти на компромисс? До каких пределов вы готовы уступать оппоненту?

Ф.Т.: В общем-то, я всегда готов пойти на разумный компромисс, если он не требует поступаться принципами. Здесь главный ориентир для меня – это интере­сы дела.

«НВ»: В печати постоянно по­являются неприятные или даже оскорбительные для вас мате­риалы. Как вы их воспринимае­те? Что по этому поводу гово­рят в вашей семье? Готовы ли вы к тому, что таких нападок станет больше?

Ф.Т.: Я считаю себя челове­ком сильным и волевым. Самая тонкая мембрана – это моя се­мья. Она очень болезненно реа­гирует на подобные вещи. Но это, наверное, судьба любого по­литика. Ведь его образ создается обществом, а общество разно­сторонне. Я такой, какой я есть. Я научился не обращать внима­ния на разного рода фальшивки.

«НВ»: Стрессы в наше время неизбежны. Особенно с таким ритмом жизни, как у вас. Как вы решаете эту проблему? У вас бывают периоды, когда хочется все бросить или, по крайней мере, уйти в отпуск?

Ф.Т.: В отпуск меня почти силком от­правляют мои заместители: говорят, что нужно отдохнуть. А степень стресса опреде­ляется мерой ответственности. Лидерство – это большая ответственность. Но если есть слаженный, дружный коллектив единомышленников, все трудности и препятствия пре­одолеваются естественно. Когда я общаюсь со своей командой, я веду себя как рядовой ее член, в такие моменты мы все становимся равны. Но потом все равно главная ответ­ственность ложится на меня.

«НВ»: В недавно вышедшей книге о вас сказано: «Руководитель Тумусов часто действует как диктатор – по принципу единоначалия». Соот­ветствует ли это действительности?

Ф.Т.: Думаю, что отчасти уже ответил на этот вопрос. На мой взгляд, коллегиальность уместна только на стадии подготовки решения, коллективно отвечать за реали­зацию решения нельзя. А вот разработать ту или иную идею в одиночку, без команды очень сложно. Причем команда, если она, конечно, настоящая, – это даже не механизм, а единый, живой организм, и вычленять кого-то из этого организма все­гда больно. Но, к сожалению, иногда бывает необходимо.

«НВ»: Большая политика, большой биз­нес, интересы народа... А не проще ли жить для семьи, если вы за нее так радеете, построить дом, воспитать сына, посадить дерево?..

Ф.Т.: Мое главное убеждение: человек – дитя природы, но не в том смысле, что он должен сидеть посреди леса и кричать об этом, а в том смысле, что он должен реализовать то, что ему природой предна­чертано.

«НВ»: После общения с вами у многих складывается впечатление, что вы – совершеннейший прагматик, который всегда знает, что сделать, как посту­пить, как ответить, который уверенно идет к своей цели. Но ведь человек не может быть железным, должна быть какая-то отдушина.

Ф.Т.: Мое любимое занятие в редкие свободные минуты – уединившись, что-то писать. Но еще в студенческие годы мне очень нравился период сессии. Есть цель, есть препятствие, есть я. С тех пор у меня в жизни всегда так. Чем сложнее ситуа­ция, тем больше появляется внутренней энергии, уверенности в себе. Ведь жизнь постоянно заставляет нас сдавать трудные экзамены. Чем сложнее добиваться цели, тем яснее видится путь к ней.

Евгений Боженко.

(«Наше время», 10 августа 2001 г.)

 

 


27.07.01Крепка семья – крепка держава

 

Крепка семья – крепка держава

Классик советской литературы Петр Проскурин и известный экономист

Федот Тумусов – о Великой России, большом Севере и литературе

 

Петр Лукич Проскурин – русский прозаик. Ро­дился в 1928 году в поселке Косицы Севского района Брянской области. Автор романов «Глу­бокие раны», «Судьба», «Имя твое», «Число зве­ря» и других книг, посвященных проблеме русского национального характера и самосознания. Герой Социалистического Труда, Лауреат Госу­дарственных премий СССР и России. Сопредсе­датель Союза писателей России. Член редсовета еженедельника «Литературная Россия».

Федот Семенович Тумусов родился в 1955 году в Верхневилюйском районе Якутии. Окон­чил Новосибирский инженерно-строитель­ный институт. Доктор экономических наук. Президент финансово-промышленной груп­пы компаний САПИ. Депутат Палаты рес­публики Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия). Председатель общественной организации «Семья». Лидер движения «Новая Якутия». Автор семейной па­радигмы развития общества. Автор книг «Го­ризонты новой Якутии», «Будущее мира и Рос­сии: взгляд из Саха» и других работ.

Федот Тумусов: Уважаемый Петр Лукич, позвольте выразить вам благодарность за то, что от­кликнулись на предложение «Ли­тературной России» и согласились провести эту беседу. Уверен, встре­ча будет весьма полезна именно сегодня, когда в российском обще­стве наблюдается такой разброд идей, позиций, взглядов. В обще­стве, замечу, многонациональном, поликультурном.

Петр Проскурин: Для меня также очень важна и интересна эта встреча. Знаете, почему? Ведь мы с вами представители двух великих народов: якутского и русского, живущих в едином, сильном и мощном государстве (так, по крайней мере, очень хо­чется воспринимать наше Отече­ство). Тем более символично, что этот разговор организовала «Ли­тературная Россия» – газета, способствующая развитию на­шей культуры, выпускающая жур­нал «Мир Севера», где часто пуб­ликуются материалы и о Якутии.

Федот Тумусов: Кстати, прес­са, печатное слово сыграли нема­ловажную роль в перестроечное время, когда на глазах у всех и при попустительстве ослабевшей центральной власти была разрушена связь народов, складывавшаяся веками. Мы часто говорим о Вели­кой России, о судьбах народа, о человеке. Знаете, мне нравится ваше творчество, импонирует глу­бокий, основательный русский подход. Я читал и последние ваши романы «Число зверя» и «Седьмая стража».

Вы часто в произведениях зат­рагиваете эти темы, словно при­зываете каждого из нас верить в лучшее, иметь надежду. Но многие почему-то на волне обманчивых реформ отказались от подобного гражданского подхода. Начав пи­сать «разрушительные произведения» о России, они, по-моему, тем самым по крупицам вносили зер­на деструкции в сознание населе­ния. И многие люди поверили, что легко все продать, отказаться от дома и семьи, что совсем нетруд­но лгать и променивать Родину на грош, что несложно убивать ближ­него и не заботиться о будущем своей страны. И если раньше человек знал, куда идет он и куда ве­дет его государство, то сейчас люди в таком разброде, что даже становая русская культура начина­ет прогибаться под прессингом западно-американского ширпот­реба.

Нам говорят, что формационная теория устарела, а общество раз­вилось настолько, что уже не важ­ны границы и национальности. Нас убеждают в том, что субкультуры малых народов уже не принимают­ся в расчет, потому что существует информационная стадия развития цивилизации и плоды ее очевид­ны. Вы, Петр Лукич, как считаете, правильно ли все это?

Петр Проскурин: Федот Семенович, вы обозначили сразу не­сколько ключевых проблем со­временного общества, не побоюсь сказать, что это корневые вопросы наших дней. Некоторые из них настолько близки для меня и поднимались в моих повестях, расска­зах и романах, что я просто, с одной сторо­ны, конечно, очень рад, что вы, обосновывая свое мнение, ссылае­тесь на меня. Но, с дру­гой стороны, печально, что ныне мы обсужда­ем перечисленные вами проблемы как факт, а не как возможную опасность. Время для культуры потеряно, увы, во многом безвоз­вратно. Это невоспол­нимая потеря, понимаете? Вот вы разработали «се­мейную парадигму развития общества» – хорошая и пра­вильная идея. Она, в укор сто­личным чиновникам, опере­дила многие пустые и неработающие програм­мы в Российской Фе­дерации. Да, пра­вильно, семья – та самая ячейка об­щества, о которой совсем забыли, а ведь, как сказано вами в недавней газетной публи­кации, объясняю­щей идею пара­дигмы, это един­ственное, что да­ровано Богом.

Федот Туму­сов: Позволю цитату: «…семья – единственно ав­тономная, самодостаточная, есте­ственная структурная организация, сотворенная Богом. Все остальные институты и организации обяза­ны своим происхождением чело­веческому разуму».

Петр Проскурин: Верно сказа­но. Вы приходите к правильным ответам благодаря собственным поискам. Я слышал о вашей идее. В ней разумное зерно. Позволят ли ее развить в условиях разнополяр­ности, ведь Саха – это теперь как Луна: настолько далека от Центра, живет своей региональной жизнью, что, по-моему, воспринимается, скажем, туляками или орловцами как Индонезия или еще какая-ни­будь дальняя заграница? Разве это правильно. В нормальной семье такого быть не должно, если все народы и республики России – это братья. Бюджет – общий карман. Война – общая боль.

Любая семья должна строиться на духовном фундаменте. Государ­ство – такая же семья. И в ней, к сожалению, нет согласия. Нужны срочные меры. Правительство обязано вмешиваться в межкуль­турные процессы, не расшатывая устойчивые связи между народами, а, наоборот, укрепляя их, спо­собствуя обмену, в первую очередь –  культурному. Литература в этом смысле дает огромное количество вариантов для интернационально­го взаимодействия. Советская идеология умело пользовалась этим, успешно решая благие стра­тегические задачи.

Федот Тумусов: Но что-то про­изошло. Общество-семья распа­лось, рассыпались связи...

Петр Проскурин: Понимаете, случилось что-то с самой жизнью. Все перевернулось. Ценности нам пытаются поменять. Что отстаи­вать? Если раньше патриотизм у разных наций считался делом че­сти, то сегодня он преподносится как шовинизм, интернационализм – как космополитизм и так далее. Кому же выгодно так профаниро­вать нас? И мы молчим? Детей одурманивают плодами чуждой культуры, а мы принимаем это и еще деньги платим. Вспомните, Советская власть одной из первоочередных мер заявила решение проблемы детства. Большевики знали, что их будущее – это дети. Все органы были задействованы для ликвидации беспризорщины, для обучения несовершеннолет­них, разъяснения им сущности партийной идеологии. И результат был незамедлительный. Что сегод­ня? Прошло лет двадцать реформ – и только в Москве около милли­она беспризорников! Это просто ужасно!

А зачем тогда мы вообще живем, если нам наплевать на собствен­ных детей? Через семью воплоща­ются огромные идеалы, привива­ется любовь к жизни, к порядку, к Родине. А почему бы здесь не  вспомнить традицию семействен­ности, культивировавшуюся в России XVIII-XIX веков. Роды Толстых, Пушкиных, Тютчевых – это же та интеллектуальная элита, которая обеспечила мощное культурное продвижение страны. Наука, фи­лософия, литература, культура – все это оттуда, из русской семьи со строгими порядками и четкими идеалами. Где они? Где эти семьи?

Федот Тумусов: Совершенно верно. На фоне неуклонного сни­жения показателей рождаемости в целом по стране, и в особенности по северным регионам, ваше возмущение, увы, оправданно. Что ждет нашу страну через 40-50 лет, если каждый год мы «теряем» на естественной убыли и миграции населения до одного миллиона че­ловек. Некоторые северные райо­ны заселены сегодня на 0,5 чел./кв. км. Это по официальным дан­ным, а фактически – и того мень­ше. Это целый клубок нерешенных и не решаемых никем проблем общенационального характера, геополитической и экономической значимости.

            Петр Проскурин: В продолжение ваших мыслей скажу: мне кажется, что русскую семью намеренно разрушают. Следовательно, убивают и русский характер, исследованный блестящей литературой ХIХ века. В нас убивают ощущение собственной значимости, в том числе и через прививаемое и поощряемое забвение собственных корней. Вот где таится опасность!

            Федот Тумусов: Вот уж поистине – «Корни обнажаются в бурю»!

Петр Проскурин: Я и не знал, что у меня в Якутии такой внима­тельный читатель. Этот роман был написан в 1962 году. Считаю, что он до сих пор актуален. Вот и се­годня хаос в многонациональном российском стане на руку тем, кто желает пользоваться нашими об­щими богатствами (теми же алма­зами Саха), топтать любимую нами землю. Перед нами – картины русского разрушения: люди без цели и идеи. Утрачивается генетическая значимость народа. В своих последних романах я пришел просто к какому-то внутреннему ту­пику: не могу нащупать, понять, уловить современной внутренней идеи – ради чего живет мой на­род, к чему идет, что с ним будет? При всей риторичности и общнос­ти этих вопросов их необходимо решить конкретно. Но мы вновь упираемся в разрушение. Это бо­лее легкий путь, тем более нас под­талкивают к выбору только такого направления. А если мы себя ис­терзаем окончательно, то нас хоть голыми руками бери. А общество должно и может развиваться как та же семья, проблемы которой вы так глубоко исследуете.

Федот Тумусов: Ваши размыш­ления, не удивляйтесь, напомнили мне выражение Маркса, что самый плохой человек лучше самой хоро­шей пчелы, потому что он начинает строительство в голове. В наших же головах пока столько разных идей, что мы просто никак не мо­жем начать строительство. Появ­ляется какая-нибудь хорошая идея, одобряется многими, но ее реали­зация настолько извращается, что приносит лишь вред. Нет единства в действиях и убеждениях. Массо­вая культура, например, привнес­ла в славянскую ментальность дух индивидуализма, изначально враждебный коллективизму. Лом­ка сознания наносит неизлечимый генетический удар. Вновь возвра­щаясь к проблеме парадигмы, за­мечу, что тот тип свободной запад­ной семьи, который насаждается голливудской идеологией, чужд патриархальному укладу русской жизни. Благосостояние же обще­ства, напрямую зависящее от уров­ня жизни человека в семье, может быть разрушено внедрением ново­го взгляда на нормы общежития.

Как ни странно, но проблема се­мьи напрямую связана с вопросом о дорогостоящих невозобновляемых природных ресурсах.

Петр Проскурин: Как же?

Федот Тумусов: Осознание природных богатств как ценности каждого гражданина должно вос­приниматься каждым не иначе как доход и благосостояние его семьи. А если государство будет построе­но по этому принципу, то и доход будет распределяться равномер­но, как и в нормальной семье. Боль­шая часть будет не концентриро­ваться в руках единоличных пользователей, а распределяться там, где это по-настоящему необходимо. Ну как, к примеру, приоб­ретаются вещи для сыновей и до­черей, лекарства для больных ро­дителей и так далее.

В этой связи борьба за ресур­сы становится борьбой за наших детей, родителей, за будущее го­сударства, его мощь. Учитывая специфику развития общества в конце ХХ – начале ХХI века, можно предположить, что природные богатства окажутся сферой раздела мирового влияния, следовательно, авторитета владельца. Сегодня перспективное положение России в сравнении с США более выгодное: специалисты оценивают ресурсные богатства нашей страны в 30 триллионов долларов, а соседей – лишь в 8! Кому в первую очередь понадобится та же энергетичес­кая подпитка, да еще и при том расходе, который по­жирает бюджеты целых государств? Вот какое со­четание роли семьи и будущего страны в контексте современного ресурсного состояния.

Недавно «Лите­ратурная Россия» организовала ак­цию «Российский Север». Писатели и журналисты про­ехали по Магадан­ской области, Яку­тии, Томской обла­сти. Единогласное мнение – Север не просто чахнет на глазах, он издыха­ет!

Близкий мне пример, если по­зволите. Населе­ние на Севере со­кращается. Образуется пустота. Раньше специаль­но создавались «северные семьи», чтобы закрепить народ на огромной территории, сей­час – обратный процесс. Я думаю, что найдется много желающих заполнить столь богатое пространство, ведь изве­стно же, что большая часть доро­гостоящих ресурсов – это Русский Север. Более того, перспектива нефтегазоосвоения Сахалина, Камчатки, Магадана, Якутии, Чукот­ки интересует многих наших сосе­дей, в том числе и тех, кто настро­ен явно не дружески и не братски. Об этом необходимо помнить, так же, Петр Лукич?

Петр Проскурин: Разумеется. Вы правы. Россия под угрозой, Россия в опасности, увы, вновь при­ходится повторять эти слова. В природе пустот не бывает – верно замечено. Знаете, я считаю, что у народа все же есть врожденное чувство самосохранения, некий баланс выживаемости, контроля: недавно стал замечать, что люди сами, изнутри как бы, начинают вы­равнивать положение. Не от хоро­шей жизни, понятно, не от роскоши и безделья. Но вот, к примеру, в Орле, в Твери люди с высшим образованием идут нянечками в дет­сады, уборщиками в школы, чтобы только контролировать своих де­тей, быть рядом, не допустить па­губного влияния тех же распрост­ранителей наркотиков, сектантов. Мы боимся за своих детей, боим­ся за будущее.

Ведь это имеет отношение и к вашей мысли о бедственном по­ложении Севера. Я много раз бы­вал в северных регионах. Был нео­днократно и у вас, в Якутии. Север – это большая часть Отчизны. Мы его дети, потому что он, Север, по большому счету всех нас кормит. Россия вообще ведь «питается» ресурсами: до 80 процентов бюд­жета – от пользования природой. Вот поэтому я считаю, что мы сто­им перед страшной дилеммой: или поймем, что происходит, что мы за­нимаемся самоубийством и само­истязанием, и повернем руль в нужном направлении; или придем постепенно к закономерному итогу –  падению государственности, крушению империи, если хотите. Что касается культурного взаимо­действия, то о нем говорил еще ваш первый якутский просветитель Алексей Кулаковский: в свои 22 года он утверждал, что для развития территории крайне необходимо русское влияние, и был прав. Рус­ский – сам по себе северный на­род. А Север требует борьбы за жизнь, выживания. Крепкий полу­чился народ, волевой, в этом отношении мы близки с вашим наро­дом.

Федот Тумусов: Петр Лукич, не могли бы вы выделить наиболее опасные для Родины нерешенные проблемы из тех, которые еще се­годня не обсуждались или упоминались вскользь. Мнение русского писателя всегда оказывается зна­чимым.

Петр Проскурин: Благодарю за доверие. Попробую. Тем более, в своих сочинениях я пытался понять, что есть русский человек, в чем прелесть и величие его духа. Квинтэссенцию своих выводов о судьбах моего народа я попытался представить в романе «Число зве­ря», где реальные исторические действующие лица (Ленин, Горба­чев, Ельцин и другие), реальная власть представлены как матери­ал познания. Я попытался понять, почему к концу века народ так вы­бился из сил, так изнемог, что про­дал свою культуру и государство.

Поэтому на ваш «больной» воп­рос я дам «переболевший» ответ: у русского народа атрофировалась воля к сопротивлению. У него ис­чезает инстинкт национального выживания.

Взглянем на любой другой на­род, проживающий на территории России. Чувство уникальности есть у всех народов, это культивирует­ся. Чеченцы, грузины, черкесы, армяне, эстонцы – их ведь ни с кем не спутаешь. У них укрепляются на­циональные корни. А почему же русский народ так сильно раство­ряется? Русские оказались безза­щитными и неспособными к управ­лению оттого, что на протяжении десятилетий выжигалась исключительность русской нации в угоду ложно понятой многонациональности, в угоду декларируемого меж­национального братства. И пожа­луйста – в Москве все меньше русских лиц. В регионах все больше руководителей-националов. Не­ужели русские разучились рабо­тать, руководить, хозяйничать? Обезмужичели?

Федот Тумусов: Я не думаю, что ситуация настолько критическая для русских. Я по национальности якут и по себе знаю, как сложна се­годня судьба моего народа. И вместе с тем я понимаю, что русские – это ключевой народ, становой хребет государства. Шведские ученые пришли к выводу, что про­блемы русских связаны с угасани­ем активности мужского гена и развитием женского. Патриар­хальность терпит фиаско, рушатся семья, строй, система управления.

Происходит это оттого, что экономика не обеспечивает потребнос­ти реального человека, который, в свою очередь, не понимает, как ра­ботает самое экономика. Механизм становится иллюзией, понимание которой невозможно для гражда­нина – теряется смысл.

Петр Проскурин: А где русский находит смысл, если для него что-то неясно – в стакане. Вот и про­пивается Русь! Семьи теряют от­цов, государство – вожаков, ли­деров.

Федот Тумусов: Национальной идеей всегда славилась Русь. Как вы думаете, возможно ли внедре­ние новой идеи?

Петр Проскурин: Возможно и нужно! Косвенно мы уже пришли к этому однозначному выводу. Я считаю, что для страны такой фор­мой идеи может стать глубинное убеждение каждого русского о ра­зумности потребления. Речь идет не только о материальных ценнос­тях. Размеренность, со-размеренность – это точнее. Народ стре­мится к Богу, а не к сатане. Безум­ный вал потребления необходимо остановить. Иначе катастрофа не­минуема. Хватит все, простите, хавать и глотать! Кстати, идеи со­циализма, социального равно­правия, равноправного распреде­ления были весьма продуктивны, и Европа поняла это и восприняла для своего обустройства (собственно, она же и пришла своим путем к этим выводам). У нас се­годня прямая противоположность – неуемное потребление и концен­трация ресурсов. Встречаясь с Горбачевым, Зюгановым, другими видными политиками, я постоян­но говорил им об исключительно­сти русского народа, о том, что все в России необходимо выстраивать в расчете на русского мужика. Если он вымрет, то рухнет все, по­нимаете? Недавно я был в Дагестане. Там много «внутренних» на­циональностей и более ста язы­ков и наречий. Русский язык для них – жизненно важная связка, звено общения. А ведь именно мы дали им средство общения. И сколько таких случаев. Это я гово­рю вовсе не для того, чтобы пре­увеличить роль своего народа, нет. Просто так исторически сло­жилось. Русские всегда помогали другим нациям. А сейчас русский не знает, кто он. По-моему, его даже законы не защищают!

Федот Тумусов: Петр Лукич, на днях мы вернулись из Нерюнгри с фестиваля «Бамовской песни», где присутствовали вместе с народ­ным артистом России Юрием Назаровым, известным режиссером Андреем Борисовым, критиком Вячеславом Огрызко и другими деятелями культуры. И все мы обратили внимание на то, что народ тянется к объединению. Патриоти­ческие песни, братание, дискуссии – все это говорило о том, что лю­дей остается объединить, и они будут счастливы!

Петр Проскурин: Совершен­но верно. Патриотизм, собор­ность – это же наше, русское. А условия многонационального го­сударства только способствуют развитию этих идей. Народ ищет спасения. Впрочем, может быть, это и есть самые святые и самые последние запасы в душах. Но этого мало. Где государство и его поддержка, где целевые установ­ки? Недавно беднягу Лимонова с его крошечной партией ультра­патриотов арестовали за какой-то ржавый наган, а многомилли­онные состояния Березовского и Гусинского дают им возможность разгуливать свободно. Это пра­вильно? Почему почти все цент­ральные каналы забиты инород­ной культурой?! Раньше я несколь­ко раз в год выступал на ЦТ, ра­дио, в печати. А сейчас писатель­ское слово намеренно обесцени­вается «телевизионной жвачкой». Надо убить ее, иначе она нас убьет!

Федот Тумусов: Можно вспомнить слова нашего извест­ного режиссера Андрея Борисо­ва о том, что прогресс обеспечи­вают не экономисты и хозяйствен­ники, а культура. Это душа наро­да. Вы почувствовали это на себе за продолжительную творческую жизнь?

Петр Проскурин: Раньше я это чувствовал, был нужен, востребо­ван. В наши дни – хуже. Я считаю, что патриотизм был более развит. Поэтому я уверен, что патриотичес­ки настроенные силы должны пра­вить Россией. Будет правильнее с точки зрения истории, естествен­ного развития русского народа. Именно тогда новое развитие по­лучит и семья как подлинная ячей­ка развитого благополучного обще­ства.

Федот Тумусов: Крепка семья – крепка держава!

Петр Проскурин: Дай Бог!

Записал Владислав Иванов.

(«Литературная Россия», 27 июля 2001 г.)


27.07.01Федот Тумусов:«Так издеваться над людьми нельзя»

 

Федот Тумусов:

«Так издеваться над людьми нельзя»

 

На излете политическо­го сезона наш корреспон­дент связался с депутатом Палаты республики Госсоб­рания (Ил Тумэн), предсе­дателем движения «Новая Якутия» и общественной организации «Семья» Фе­дотом Тумусовым и попро­сил его об интервью. Со­гласие было получено – впрочем, с одним услови­ем: обойтись без обсуж­дения темы предстоящих выборов Президента Рес­публики Саха (Якутия).

 

- Федот Семенович, откуда такая щепетильность? Если мы обойдем вниманием столь актуальную тему, это за нас – и за вас, кстати, тоже – сделают другие издания.

- Все, что я скажу отно­сительно президентских вы­боров, однозначно будет оцениваться как прямая предвыборная агитация. А время для нее еще не при­шло. Что касается собственно журналистских коммен­тариев – это ваше право и право ваших уважаемых кол­лег. Порой получается пря­мо-таки захватывающее чте­ние.

- Еще бы не захватыва­ющее! Ведь вы, политики, сами даете огромное количество скандальных по­водов для «хлестких оце­нок» и «далеко идущих вы­водов». Один Талакан чего стоит... Вот вы, например, почему голосовали против этого «проекта века»?

- Потому что я убежден, что платить такой огромный бонус за освоение Талакана – это самоубийство для неф­тегазовой отрасли республи­ки. Потому что предложен­ный руководством СНГ («Саханефтегаза» – ред.) и пра­вительством вариант «кредитования» проекта и вообще взаимодействия с ЮКОСом – за гранью нормальной эко­номики, закона и логики.

- А как же патриотичес­кие чувства? Ваши оппо­ненты в один голос заяв­ляют, что победа СНГ в талаканском тендере – воп­рос будущего республики, ее престижа, наконец.

- Это псевдопатриотизм, замешанный на некомпетен­тности, амбициях, завышен­ной самооценке, лукавстве руководителей СНГ и ряда высокопоставленных чинов­ников правительства Якутии. Какой уж тут престиж, если менеджеры ЮКОСа сейчас наверняка потирают руки и радуются по поводу того, как легко им удалось обыграть «этих эскимосов». Но я на­деюсь, что еще не все поте­ряно. Ход обсуждения про­блемы убедительно доказал, что и в парламенте, и в пра­вительстве, и в нефтегазо­вой отрасли достаточно вме­няемых, трезво мыслящих, профессиональных людей, способных отстоять интере­сы Якутии.

- Вы согласны с утверж­дением, что «501 миллион долларов за Талакан – это цена третьего срока пре­зидента Михаила Николае­ва»?

- Без комментариев.

- Недавно вы вернулись из поездки по восьми се­верным улусам, в которых побывали вместе с экспе­дицией «Российский Се­вер». Ваши впечатления?

- Удручающие. Так изде­ваться над людьми все-таки нельзя. И я совершенно не согласен с теми, кто, обсуж­дая проблемы севера рес­публики, привычно кивает лишь на «просчеты федераль­ного центра», на его «недаль­новидную политику». Не меньшая беда в том, что экономика и социальная сфе­ра нашей республики все эти годы развивались крайне несбалансированно. Вместо того чтобы развивать про­изводство, строили «египетские пирамиды», пытались превратить Якутию в один большой «собес». Теперь плоды пожинают, конечно же, не руководство республики, а те же северяне: предприя­тия разваливаются, завоз срывается; ни жить, ни нор­мально уехать возможности нет.

- Но разве Медцентр или тот же стадион в столице республики – это так уж плохо? Разве все это – не для людей?

- А вы расскажите об этом в Тикси или Зырянке. По­старайтесь убедить в «отеческой заботе» семьи, кото­рые по 8-9 лет (!) не могут выехать на отдых или лече­ние не то что на море, но даже в Якутск. Постарайтесь что-то доказать талантливой девушке, которая не поеха­ла на учебу только потому, что родителям не платят. Или прочитайте лекцию пациен­там разваливающейся улус­ной или поселковой больни­цы, для которых попасть в упомянутый «австрийский» Медцентр – несбыточная мечта, а на месте нет ни врачей, ни медикаментов, ни воды и тепла.

Лично мне по-человечес­ки было стыдно и неловко. А ведь какие замечательные люди живут на нашем Севе­ре – горняки, летчики, реч­ники, врачи, учителя, оле­неводы,  водители! Как они изо всех сил стараются сво­ими силами обустроить нелегкую жизнь! А им в качестве поддержки – очередную «стратегию» и очередной «отчет правительства».

- Вас ведь тоже нередко обвиняют в отрыве от ре­альной действительности, так сказать, в «полете мыс­ли»...

- А я убежден, что нельзя смотреть только под ноги. Нужна идея, нужна мечта. Но они должны базироваться на чем-то осязаемом, по-житейски понятном. Я и в экспе­дицию-то вместе с российс­кими писателями поехал, чтобы самому получить как можно больше информации, поговорить с людьми. По каждому из улусов набралось по целой лапке с материалами, предложениями, пре­тензиями, проектами. И все это уже пошло в дело. На первом этапе – для разра­ботки действительно выпол­нимой программы социаль­но-экономического развития республики на ближайшие 5-10 лет.

- Полученная из первых рук информация стала глав­ным итогом вашего участия в экспедиции?

- Речь, конечно же, шла не только о сборе информа­ции. На встречах с северя­нами постоянно шел своеоб­разный «обмен опытом», смею надеяться, полезный и для гостей, и для хозяев. Допустим, в Верхоянском улусе мы рассказали о но­вом механизме поддержки сельского хозяйства, который был разработан и успешно опробован нами в вилюйских улусах, а «взамен» по­лучили чрезвычайно интерес­ный проект развития малой энергетики в условиях Край­него Севера.

Но не менее важно и то, что собранные сведения уже стали предметом обсуждения членов Совета Федерации РФ, пошли в работу соответ­ствующих комитетов СФ. То есть тема, если можно так выразиться, получила разви­тие на самых верхних эта­жах власти – на уровне рос­сийского руководства.

Николай Неустроев.

(«Эхо столицы», 27 июля 2001 г.)

 

 

 


Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8
© Тумусов Федот Семенович, все права защищены.
Rambler's Top100